Валюта бағамы: $ 412.1 454.34 5.82 ¥ 57.62

Выбор направлений выхода на рынки – стратегический вопрос

Ситуация на международных фондовых рынках сейчас весьма неустойчива. Еженедельные или даже ежедневные колебания курса цен на нефть на мировых биржах обусловлены, как считается,  множеством разнохарактерных  факторов. Цена на нефть марки Brent, составлявшая 3 марта $51,54, упала 31 марта до уровня $22,72 за баррель. Такое движение уместней было бы называть не снижением, а обрушением. Факторов, обуславливающих ростовую или обратную динамику, действительно насчитывается немало.

ПОВЫШЕНИЕ РОЛИ КАЗАХСТАНА

В их числе наблюдатели чаще всего отмечают объемы добычи государствами-членами ОПЕК, состояние коммерческих запасов в США, терроризм, спекулятивные действия, слабость или недостаток перерабатывающих мощностей, ситуацию в таких крупнейших нефтедобывающих странах, как Ирак и Иран, Венесуэла и Нигерия, Россия и…

Наряду с Россией из числа стран СНГ можно было бы в таких случаях упоминать уже и Казахстан, так как едва ли в мире найдется еще одно такое государство, где за последние двадцать лет добыча была бы увеличена в три с лишним раза, экспорт – в три с половиной раза. В 1999-2019 годах ее производственный показатель поднялся с 30 млн. до 90,1 млн. тонн, а экспортный – с 20 млн. до 70 млн. тонн. Аналогичными темпами наращивания добычи и экспорта ни одно крупное нефтедобывающее государство не может хвалиться. И чем выше взмывают цены на нефть на международных биржах, тем более значима готовность и способность Казахстана к поступательному увеличению поставок сырья на рынки потребления. Но они в настоящее время неустойчивы. Поэтому сейчас трудно строить прогнозы  о том, какими могут сложиться в дальнейшем показатели добычи и экспорта в Казахстане.

Нашей стране, конечно, все еще трудно тягаться по показателям добычи и экспорта этого сырья не только с Америкой и Россией (крупнейшими, наряду с Саудовской Аравией, производителями), но и даже с Канадой и ОАЭ, а также с Ираном, испытывающим последствия многолетних экономических санкций и трудности с реализацией своей продукции на международном рынке. Но уже в прошлом году на Казахстан приходилось более 2% (1 595 199 б/д или баррелей в день) мирового объема добычи нефти (80 622 000 баррелей) в суточном измерении. Нынче эта доля, можно предположить, снова, как и за все последние годы, увеличится, хотя и, разумеется, ненамного.

В ряду крупнейших в мире стран-производителей нефти Казахстан уже по итогам 2004 года занял (по тем данным, которыми мы располагаем) 19 место. На первый взгляд, это было не очень-то высокое достижение. Но, с другой стороны, если учесть то, что в 1997-1998 г.г. (то есть за год-два до того, как в 1999 году выйти на уровень порядка 0,6 млн.. б/д, оказавшийся наивысшим за все первые 100 лет производства нефти в республике достижением) страна находилась в конце третьего десятка в аналогичном перечне, можно рассматривать его и как результат значительного укрепления Казахстаном своей позиции в соответствующем мировом табеле о рангах. Ведь всего за несколько лет до того (до 2004 года) еще с десяток стран опережали нашу страну по показателям добычи нефти. В том числе: Оман (в 1997-м – 904 тыс. б/д, в 1998-м – 900 тыс. б/д); Египет (в 1997-м – 856 тыс. б/д, в 1998-м – 834 тыс. б/д); Аргентина (в 1997-м – 834 тыс. б/д, в 1998-м – 847 тыс. б/д); Катар (в 1997-м – 735 тыс. б/д, а в 1998-м – 735 тыс. б/д); Ангола (в 1997-м – 714 тыс. б/д, в 1998-м – 735 тыс. б/д); Малайзия (в 1997-м – 700 тыс. б/д, в 1998-м – 720 тыс. б/д); Индия (в 1997-м – 675 тыс. б/д, в 1998-м – 661 тыс. б/д); Колумбия (в 1997-м – 652 тыс. б/д, в 1998-м – 733 тыс. б/д); Австралия (в 1997-м – 588 тыс. б/д, в 1998-м – 544 тыс. б/д) и Сирия (в 1997-м – 561 тыс. б/д, в 1998-м – 553 тыс. б/д).

В дальнейшем большинство из этих стран не только не смогло поднять выше свои результаты, но и даже в значительной мере снизило их. Так, в 2004 году в среднесуточном измерении сырой нефти в Омане добывалось уже всего лишь 751 тыс. баррелей, в Египте – 594 тыс., в Аргентине – 691 тыс., в Колумбии – 529 тыс., в Австралии – 436 тыс.,  в Сирии – 410 тыс. За этот период только у четырех стран из вышеприведенного списка – Катара (818 тыс.) Анголы (1,052 млн.), Малайзии (755) и Индии (683 тыс.) – был отмечен прогресс в результатах. Причем прирост в показателях добычи сырой нефти у Катара (впрочем, эта страна в 2004 году с учетом газоконденсата в среднесуточном измерении производила 1,068 млн. баррелей), Малайзии и Индии представляется чисто символическим. Это – соответственно 83 тыс., 35 тыс. и 8 тыс. баррелей в среднесуточном измерении. Получается, что ощутимо увеличила показатель (почти на 300 тыс. баррелей) производства одна только Ангола. В годовом и тоннажном измерении это – немногим менее 15 млн. тонн. Но даже такой достаточно значительный показатель прироста производства блекнет рядом с достижением Казахстана за тот самый срок. У нас в стране добыча нефти (вместе с газоконденсатом) за эти годы увеличилась на целых 35 млн. тонн. То есть – более чем вдвое.

Значительное повышение роли Казахстана не только на рынке энергоресурсов, но и также на международной политической арене сейчас повсеместно отмечается западными экспертами и наблюдателями. Авторитетное американское издание National Interest Online, опубликовавшее статью под названием «It Would Be a Foreign Policy Faux Pas to Overlook Kazakhstan», отмечает в этой связи следующее: «Эта бывшая республика Советского Союза тактично продемонстрировала способность неизменно придерживаться многовекторного внешнеполитического курса в своих взаимосвязях с внешними субъектами в Евразии и, соответственно, может вести себя так же по отношению к Америке.

Хотя Нур-Султан и не является, возможно, такой точкой, которую вы легко могли бы найти на карте, географическое положение во многом недооцениваемой страны Казахстан поспособствовало ее значительному экономическому успеху в XXI веке. И оно же придает ей особую важность в качестве зоны потенциальной геополитической значимости для Запада в силу ее стратегического местоположения между Москвой и Пекином.

Являясь пятой крупнейшей страной в мире по территории и занимая ключевую позицию на маршрутах Нового шелкового пути и Транссибирской магистрали, Казахстан с момента обретения им государственной независимости обращает себе во благо такие факторы для того, чтобы стать процветающей страной. И он будет продолжать целеустремленно двигаться в будущее, следуя по пути экономического, социального и политического развития».

Все это хорошо, но Казахстан вместе с тем является континентально-замкнутым государством. Среди крупнейших нефтедобывающих стран она – единственная такая. Поэтому для него очень важно нахождение удобных путей выхода на международные рынки.

ПРЕДЫСТОРИЯ ВОПРОСА

Торговые пути издавна являются кровеносными сосудами человеческой цивилизации. В древнем мире основную нагрузку несли на себе сухопутные дороги. Важнейшими из них были те, что связывали Дальний Восток с Индией и Средиземноморским бассейном, другими словами – Восток с Западом, Китай с остальной Евразией, Египтом и Магрибом. Проходили они через Среднюю Азию, что обусловило возникновение и расцвет таких центров культуры и торговли, как Самарканд, Бухара, Хорезм, Тараз и Туркестан. И на протяжении всего того времени, когда они активно использовались как трансконтинентальный транспортный коридор, актуальным оставался вопрос: кому контролировать те их самые уязвимые участки, которые приходились на территории, разделявшие одну интегрированную часть (Китай, Корею и др.) света от другой (Индии, Ирана, стран Средиземноморского бассейна). Этот вызов времени толкал кочевые тюрко-монгольские народы на бесчисленное количество завоевательных походов и способствовал появлению у них величайших полководцев завоевателей. В лучшие для себя времена кочевники, объединившись в огромные государственные образования, пытались взять под свой контроль все протяжение трансконтинентальных дорог. Смерть Тимура в 1405 году положила конец попыткам кочевых правителей создать гигантскую империю, которая полностью контролировала бы трансконтинентальные дороги Евразии в срединной ее части, обеспечивая там порядок и безопасность, и тем самым гарантировала бы себе благосостояние. Уже в течение того же XV ситуация стала стремительно меняться.

Во-первых, османские турки в 1453 году взяли Константинополь, положив тем самым конец существованию Византии, и повели, выступая под зеленым исламским знаменем, наступление на Запад по широкому фронту в качестве ответа имевшим место до этого крестовым походам европейцев на Восток. Во-вторых, контролировавшиеся кочевниками регионы распались на множество владений погруженных в хаос междоусобиц.

(Продолжение следует)

Кайрат АМРЕЕВ

 


Оқи отырыңыз

Пікір қалдыру

Пікір қалдыру