Валюта бағамы: $ 76.92 14.25 312.47 ¥ 136.7

Почему в Америке все белые люди мира называются «кавказцами?»

И какое это имеет отношение к созданию образа  «казахского журналиста» Бората

(Окончание. Начало в предыдущем номере)

А. А.: Этого не произошло?

А. Т.: Нет. Ситуация развивалась так. В Оксфордском словаре английского языка от 1889 года было указано, что он уже не используется. Но потом оказалось, что это не так. В 1960-ые годы, когда наследие черного рабства и расовой сегрегации вышло на первый план в американских национальных дебатах, встал и вопрос о том, насколько уместно использование термина «кавказцы», символизирующего собой понятие о том, что «белая раса является самым красивым человеческим типом» («the white race was the most beautiful human type»). А ведь именно этим понятием и руководствовался Блуменбах, когда вводил в научный и общественно-политический оборот такое слово. Тогда стало отмечаться поступательное снижение частоты употребления термина «кавказцы» для обозначения белых людей. Однако вскоре же такая тенденция оказалась повернута вспять. И в 1990-ые стал обозначаться уже ренессанс общественно-политического употребления термина «кавказцы». Сейчас после новой волны антирасистских выступлений, прокатившихся по западным странам, можно ожидать, что наметится резкий спад в его использовании в указанном смысле. Но вряд ли сам термин в обозримом будущем сделается анахронизмом.

А. А.: Можно ли считать, что введение термина «кавказцы» для обозначения белых людей, так или иначе, основывалась на предубеждениях расового характера?

А. Т.: Иоганн Фридрих Блуменбах был ученым-материалистом, который свои выводы касательно рас отчасти подкреплял эстетическими критериями (красоты и уродства). В историографии физической антропологии этот ученый фигурирует как основатель науки о расах и расовой классификации. А также он еще в XIX веке снискал в англоязычных и немецкоязычных научных кругах славу отца и основоположника таких научных дисциплин, как физическая антропология и краниология. Современные западные ученые, в целом соглашаясь с мнением о том, что его идеи поощряли научный расизм, берутся всячески доказывать, что сам он не был расистом. Они в частности указывают на то, что он в третьем, заключительном издании своего фундаментального труда «De generis humani varietate nativa» («On the Natural Variety of Mankind» – «Естественные варианты человеческого рода») от 1795 года отвергал идею расовой иерархии и подчеркивал единство человечества. Но им приходится признать то, что идеи Блуменбаха о расах являли собой отражение бессознательного предрассудка и уверенности белых людей его времени в своем расовом превосходстве, и когда он создал первую расовую классификацию из пяти типов, он поместил «кавказцев» на самом верху. Жителей Кавказа, в частности грузин и черкесов, этот немецкий ученый так же, как и многие жившие в XVII – XIX веках европейские авторы, считал подлинным олицетворением человеческой красоты. Поэтому он и отдал предпочтение термину «кавказец» для обозначения белых людей. Он также мог в вопросе выбора такого обобщающего названия принять решение в пользу этнонима «грузин» или «черкес». Но отдал все же предпочтение термину «кавказец».

А. А.: А кто же для него олицетворял другую, не белую часть насельников супер-континента Евразия – восточных азиатов или представителей монголоидной расы?

А. Т.: Представители живущего в том же самом кавказском регионе народа. Имеются в виду калмыки. Вот что пишет почетный профессор Принстонского университета Нелл Ирвин Пейнтер в своем исследовании под названием «Why White People Are Called ‘Caucasian?» – «Почему белые люди называются «кавказцами?» касательно такого вопроса: «Такие представители ассоциирующегося c Петрусом Кампером, основателем метода измерения лицевого угла, научного направления, как Эдвард Тайсон, Джосайя Нотт, Джордж Роббинс Глиддон и даже Йоханн Каспар Лаватер в своей классификации неграм и калмыкам отводили место в промежутке между обезьянами и европейцами. Появлявшиеся под различными названиями («калмыки», «калмаки») калмыки фигурировали (в научной литературе и публицистике) в качестве выдающихся образцов безобразности еще на протяжении значительной части XIX века… Блуменбах вслед за Шарденом и другими авторами (такими, как Петрус Кампер, который в своем труде подробно и пространно рассматривал связанную с калмыками тему) стал усматривать  в монголах (калмыках) воплощение уродливости. Он считал их такими же безобразными, как черные африканцы. Между тем ближайшие соседи калмыков кавказцы представлялись ему самыми красивыми людьми в мире. Считалось, что самые уродливые и самые красивые люди живут в непосредственной географической близости друг к другу и на территории России».

А. А.: Получается, что все это, так или иначе, было связано с народами, проживавшими в южной части Российской империи и пришедшего ей на смену Советского Союза. А в общественной мысли России никаких признаков разделения взглядов вышеизложенного порядка вроде как не обнаруживается. Выходит, не были введены в оборот такие представления?

А. Т.: Я бы так не сказал. Вот один пример. В октябре 2014 года на телеканале «Россия-1» в передаче об исполнителе группы «Ласковый май» ведущий «Прямого эфира» Борис Корчевников, заведя речь о раннем трудном сиротском периоде жизни очередного героя своей программы в лице певца Юрия Шатунова, сказал так: «он был похож на калмыка, оборванный, ободранный…». Если не знать ничего по той теме, которая рассматривалась выше, вообще не понятным останется то, почему он прибег к такому сравнению. Ведь Юрий Шатунов никак не был связан ни калмыками, ни с Калмыкией. Родился он в башкирском городе Кумертау, воспитывался в детдоме поселка Акбулак Оренбургской области, а затем в школе-интернате №2 города Оренбурга, где и началась история прославившей его группы «Ласковый май». И все. Тем не менее, Борис Корчевников заявил, что в ту пору «он был похож на калмыка, оборванный, ободранный…». Спрашивается: откуда у него такие представления?! А ответ-то прост. Выводы, как говорится, делайте сами. Но вот еще о чем тут следует сказать. В предшествовавшей нынешнему периоду советскую эпоху присущие мышлению Блуменбаха и иже с ним взгляды о представителях монголоидной расы, конечно же, не могли находиться в обороте научно-гуманитарной и общественно-политической мысли. Это само по себе должно быть понятно. Инерция понимания недопустимости тиражирования таких представлений во многом сохраняется не только в России, но и также на всем остальном постсоветском пространстве. Но прямого запрета на это уже нет. И последствия такой ситуации дают о себе знать. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с книгой российского автора Владимира Авдеева под названием «Расология», выпущенной издательством «Белые Альвы» и охарактеризованной журналом «Книжный бизнес» (№4, за 2006 год) как бестселлер.

А. А.: Имели ли сформированные  предшественниками Блуменбаха, им самим и его последователями представления о представителях монголоидной расы значительные негативные международно-политические или общественно-политические последствия для восточно-азиатских наций?

На снимке: Вот какими изображали японцев в газетах Запада.
На снимке: Вот какими изображали японцев в газетах Запада.

А. Т.: Да, имели. Приведем такой пример. Как известно, Япония первой из числа восточно-азиатских наций встала на путь модернизации по западному образцу. Японцы где-то сто с лишним лет назад настолько увлеклись вестернизацией, что стали во всем подражать американцам и европейцам. На самом Западе это откровенно характеризовали именно как aping all thing – бездумное обезьянничанье. Но это еще ничего. В американских и европейских газетах художники изображали японцев в виде обезьян и собак, облачившихся в модные костюмы того времени. Такова была западная реакция на попытки японцев вести себя как белые люди. Как тут не вспомнить Блуменбаха, а в особенности тех его коллег по научному цеху, которые в своей расовой классификации отвели восточным азиатам место в промежутке между белыми людьми и обезьянами. Прошли сто лет. Распался СССР, и на Западе стали все чаще появляться представители коренного населения Казахстана, ведущие себя по сформировавшейся в советских условиях привычке с белыми людьми без всяких или почти без всяких комплексов. Такая линия поведения наших людей явно пришлась не по душе англосаксонскому миру, вплоть до середины XX века с порога отвергавшему идею расового равноправия и до 1973 года официально практиковавшему расовую сегрегацию. И что же?! Появился художественный фильм «Borat: Cultural Learnings of America for Make Benefit Glorious Nation of Kazakhstan» – «Борат: изучение американской культуры на благо славного народа Казахстана». И были приложены существенные усилия для популяризации по всему миру образа так называемого вздорного «казахского журналиста» Бората, явно созданного по лекалам столетней давности западных карикатур, изображавших японцев того времени. С поправкой на присущие нынешнему веку соображения политической корректности. Борат, хоть и не похож на казаха, ведет себя примерно так же вздорно, как те давние японцы, бездумно подражавшие белым людям. Конечно, можно возразить, говоря, что такое сравнение неуместно. Тогда возникает вопрос «В чем смысл появления образа такого казахского журналиста и о чем вообще этот фильм и что именно им обеспечило столь широчайшую популярность в мире»? Ответ лежит, в общем-то, на поверхности. Ничего удивительного тут по большому счету нет.

А. А.: А что с высоты сегодняшнего дня можно сказать о практике именования «кавказцами» всех белых людей?

А. Т.: Джоэл Дайнерстайн, являющийся профессором английского языка в американском Тулейнском университета, в своей опубликованной в газете Los Angeles Times статье под названием «Opinion: The pernicious myth of a Caucasian race» – «Мнение: пагубный миф о кавказской расе» на этот счет изложил такой взгляд: «История нашего нынешнего использования термина «кавказец» (для обозначения всякого белого человека) – это история мифа, продолжающего существовать вопреки науке. Его использование именно в этом смысле не более научно, чем, скажем, называние людей невысокого роста «хоббитами» – то есть именем еще одной вымышленной расы европейского происхождения. Язык имеет значение: прекращение использования слова «кавказец» явился бы первым шагом на пути к обнулению нашей привязанности к цветовой кодировке человечества, то есть к отказу от того, что находится в основе существующей на протяжении, по меньшей мере, трехсот лет идентичности и идеологии. В условиях, когда США продолжают борьбу с делением на расы и расизмом, для нации, ее полицейских служб и средств массовой информации настало время перестать быть причастными к употреблению термина, который основывается на дискредитированной теории XVIII века, восходящей корнями к ложным представлениям о расовом превосходстве белых». К этому нечего добавить.

Беседу вел

Артур АТИСОВ


Оқи отырыңыз

Пікір қалдыру

Пікір қалдыру