• Өндіріс
  • 10 Шілде, 2015

Стал ли Казахстан на путь «ресурсного национализма»?!

 Общие запасы сырья, имеющие отношение к основным казахстанским нефтяным месторождениям и проектам по их освоению,  по данным западных источников, составляют от  59 млрд. 549,8 млн. (минимум) до  72 млрд. 749,8 млн. (максимум) баррелей. Другими словами, это – от 8 млрд.823,1 млн. до 9 млрд. 951,7 тонн нефти.

Общие запасы сырья, имеющие отношение к основным казахстанским нефтяным месторождениям и проектам по их освоению,  по данным западных источников, составляют от  59 млрд. 549,8 млн. (минимум) до  72 млрд. 749,8 млн. (максимум) баррелей. Другими словами, это – от 8 млрд.823,1 млн. до 9 млрд. 951,7 тонн нефти.
Стран, имеющих столь большие резервы углеводородного сырья, в мире не так уж много. В зоне Каспийского моря Казахстан является тем государством, где сосредоточены наибольшие запасы «черного золота». В 2014 году, по предварительным данным, в этом регионе производство нефти в среднесуточном измерении составило 2,8 млн. баррелей. В том числе один только Казахстан производил 1,6 млн. баррелей.
Правда, за последнее десятилетие темпы роста добычи нефти, составлявшего в 1999-2004 г.г. в среднегодовом измерении 15%, заметно упали.  Совсем незначительным, к примеру, оказалось увеличение объемов производства в прошлом 2013 году. Причем 40 процентов всей добычи дали месторождения Тенгиз и Карачаганак.
Впрочем, в скором времени темпы роста производства в стране снова могут резко увеличиться. Потому что запасы уже открытых и осваиваемых месторождений нефти и газа - колоссальные. Деньги, которые вкладываются в это дело, - тоже очень большие.  
На фоне подобных головокружительных перспектив сейчас обострились споры между Астаной и осваивающими львиную часть крупнейших месторождений транснациональными энергетическими компаниями. И это порождает массу разнообразных толков.   
Мировая печать сейчас, как бы то ни было, полна публикаций на тему о том, что Казахстан стал на путь так называемого «ресурсного национализма». Больше всего муссируется воображаемая или реально существующая опасность того, что таким образом наша страна может испортить отношения с иностранными инвесторами и утратить свою непревзойденную на постсоветском пространстве инвестиционную привлекательность. Мол, инвесторы подняли Казахстан на завидную в глазах многих других стран СНГ высоту экономического и социального благополучия, они же, потеряв интерес к вкладыванию денег в здешнюю экономику, могут его быстро спустить оттуда.
А между тем, цены на нефть, хоть и несколько снизились, все еще остается достаточно высокими. И такая ситуация едва ли способствует к потере инвестиционной привлекательности богатого нефтью и газом Казахстана и уходу отсюда инвестиций. Особенно с учетом того, что в практически  полном распоряжении крупнейших транснациональных энергетических компаний находятся все  три крупнейших  месторождения страны: нефтяные – Тенгиз (9 млрд. баррелей) и Кашаган (9-13 млрд. баррелей), газоконденсатное – Карачаганак (2,3-6 млрд. баррелей). Их общие запасы составляют от 20,3 млрд. до 24 млрд. баррелей. 
Другими словами, в этих месторождениях сосредоточена треть общего объема нефти, имеющих отношение к трем десяткам энергетических проектов, осуществляемых в стране. Они являются главным достоянием не только нефтяной промышленности Казахстана, но и всей экономики страны. Потому что речь идет об открытых и доказанных запасах. 
Доля Казахстана в СП «Тенгизшевройл», которое действует на Тенгизе, составляет 20 процентов. В консорциуме, осваивающем Кашаган, - 16,52 процента. В акционерном капитале консорциума «Карачаганак Интегрейтед Органайзейшн» (KIO) доля Казахстана - 10 процентов.  
Ни на одном из них еще не был достигнут проектный уровень добычи. Более того, запущенный и потом приостановленный в 2013 году проект по освоению месторождения Кашаган, похоже, еще не скоро начнет давать промышленную продукцию. На Тенгизе и Карачаганаке сырье добывается. Но потенциал увеличения показателей в последующие годы представляется значительным.
Так что пока расходы идут большие, доходы же растут не так быстро. То есть, несмотря на то, что речь идет о крупнейших месторождениях, открытых в мире за последние десятилетия, добыча там нефти и газового конденсата пока таких выгод, какую она дает на Среднем Востоке, не приносит. 
Но при достижении проектного уровня добычи себестоимость их продукции резко пойдет вниз и приблизится к показателям нефтедобычи в районе Персидского залива. К этому работающие на них инвесторы, собственно, и стремятся. Контролируемое американскими корпорациями «Шеврон/Тексако» и «Эксон/Мобил» совместное предприятие «Тенгизшевройл» уже близко к этой цели. 
Продолжавшиеся длительное время переговоры по увеличению пропускной способности нефтепровода «Тенгиз-Новороссийск» до уровня 67 млн. тонн в год вроде бы завершились достижением положительного соглашения. Так что тогда, когда трубопровод КТК заработает на полную мощность, себестоимость барреля нефти будет составлять всего несколько доллара, что сопоставимо со средним показателем в районе Персидского залива.  В Саудовской Аравии он равен 2,5 долларам, но в этой стране сосредоточена четверть мировых запасов нефти и добывается порядка 9-10 млрд. баррелей в сутки. Так что тягаться с ней по этому показателю будет, наверное, невозможно. Но предполагаемый для Казахстана уровень тоже является выдающимся достижением, и особенно, если учесть то, что речь идет о добыче нефти в стране, не имеющей выхода к морю и окруженной со всех сторон огромными континентальными пространствами.
Хотя сейчас усиленно формируется такое мнение, что-де Казахстан, набрав экономические «мускулы», собирается своими силами тягаться в своей нефтегазовой отрасли с работающими в стране крупнейшими западными энергетическими компаниями, едва ли можно действительно считать, что такое реально достижимо. Ибо что же касается вертикально интегрированной национальной нефтегазовой компании «КазМунайГаза», ее менеджмент и возможности западными нефтяными аналитиками всегда оценивались весьма невысоко. Особенно – по сравнению с практикой ведения дел на «Тенгизшевройле», его перспективами. «КазМунайГаз» располагает преимуществами, свойственными местной национальной компании. Но у «Тенгизшевройла» практически громадные резервы увеличения добычи. Плюс к этому уже решен вопрос с расширением пропускной способности трубопровода «Тенгиз-Новороссийск».
Со временем в таком же положении окажутся и те западные компании, которые разрабатывают Карачаганак и Кашаган…
В распоряжении «КазМунайГаза» - главным образом старые и в значительной мере отработанные месторождения.
Госкомпании нужно активнее браться за освоение новых нефтеносных участков. А для этого требуются деньги и эффективные технологии, в том числе и управленческие. Конечно, за последние годы у «КазМунайГаза» значительно увеличились инвестиционные возможности. Однако и в этом случае остаются вопросы эффективных технологий и менеджмента. 
Как бы там ни было, компания, судя по приведенным зарубежными экспертами фактам, далека от того, чтобы тягаться с действующими у нас западными нефтяными гигантами.
Свыше пятнадцати лет тому назад национальная нефтяная компания (тогда она называлась «Казахойл») была впервые создана с тем, чтобы она действовала в качестве единого национального представителя в нефтяном секторе страны. И в начале ее перспективы казались радужными. Под контроль компании были преданы принадлежащие государству активы нефтяного сектора на сотни и сотни миллионов долларов. Было объявлено большое количество планов для компании: 25-процентная доля во всех будущих совместных предприятиях, вхождение в стратегическое партнерство с крупной иностранной корпорацией…   Но  ничего из  этого так и не было реализовано.
Теперь же считается, что национальную компанию  подвело увлечение такого рода политикой, какая была на ходу повсеместно до 70-х г.г. ХХ века и оказалась снята с практики как отжившая свое в ходе следующих десятилетий. Как бы то ни было, она не смогла составить конкуренцию действующим в стране иностранным компаниям. 
Львиная доля в общем объеме добываемой в Казахстане продукции принадлежит 5 совместным предприятиям, управляемым иностранными инвесторами, - на Тенгизе, Карачаганаке, Жанажоле, Кумколе и в Мангистауской области. Еще больше их доля в общем объеме экспорта нефти. Причем разрыв в соотношении показателей совместных предприятий и национальной компании с минусом для последней увеличивается все больше и больше.
Примерно такая же картина в сфере открытия и разработки новых месторождений. Представляющая Казахстан государственная компания в свое время оказалась неспособна изыскать достаточно средств, чтобы включиться в дорогостоящее освоение дна Каспийского моря. Только несколько лет назад казахстанской стороне удалось приобрести небольшую долю в консорциуме, осваивающем Кашаган. Потом удалось укрупнить ее. Сейчас же идут разговоры о том, что Казахстан может значительно укрепить свою позицию в нефтедобывающем секторе своей экономики. Но это представляется далеко не простой задачей, если, конечно же, она действительно ставится.


Марал САЛЫКЖАНОВ

363 рет

көрсетілді

0

пікір

Біздің Telegram каналына жазылыңыз

алдымен сізді қызықтыратын барлық жаңалықтарды біліңіз

ПІКІР ҚАЛДЫРУ

Сіздің электронды пошта жарияланбайды. Қатарды міндетті түрде толтырыңыз *

TENGE MONITOR №15

15 Сәуір, 2021

Жүктеу (PDF)

Редактор блогы

Қуантайұлы Нұржан

“TENGE MONITOR” газетінің Бас редакторы