• Бизнес & Қоғам
  • 25 Сәуір, 2013

ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА НАСЕЛЕНИЯ – ВЫРАЖЕНИЕ ЗРЕЛОСТИ ОБЩЕСТВА

(Окончание. Начало в предыдущем номере)

Особенно остро ощущаются недостатки политико-правовой культуры в отношении ислама, почти полное отсутствие знаний мусульманско-правовой культуры. В частности, властные структуры, разрабатывающие и осуществляющие правовую политику, не только не обладают достаточным опытом решения проблем мусульман и исламских институтов с учетом мусульманского права, но и не располагают адекватной информацией о нем самом, о его месте в современных правовых системах и взаимодействии с другими правовыми культурами, а также о подходах мусульманско-правовой доктрины к таким вопросам, как соотношение религиозного и светского начал, религии и права, государства и религии в исламе, - вопросам, имеющим актуальное значение для Казахстана.


Отмеченные и другие особенности казахстанского ислама следует учитывать при политологическом анализе той роли, которую может сыграть мусульманское право в Казахстане. Причем, акцент на освоение из всего исламского наследия именно достижений мусульманско-правовой культуры определяется теми ключевыми вопросами, от решения которых зависит будущее ислама в нашей стране.
Решение этой задачи требует приобщения к истинной исламской культуре, поощрения творческого поиска, формирования интеллектуальной традиции, позволяющей самостоятельно находить в духе ислама ответы на вопросы, которые ставит перед мусульманами казахстанская действительность, государственная политика, т.е., говоря мусульманско-правовым языком, утверждения казахстанской школы иджтихада. Ведь современные социально-экономические, культурные, политические, национальные и иные проблемы – это преиумещественно та область, в которой ислам не имеет готовых конкретных решений. Они-то и формулируются на основе иджтихада в зависимости от специфики условий и особенностей образа жизни мусульман в стране. Поэтому чужой опыт, решения, найденные и доказавшие своей эффективности в других государствах, в Казахстане могут и не подойти, и даже, скорее всего, не подойдут из-за слишком большой разницы «места, времени и условий», по принятой в мусульманско-правовой доктрине терминологии.
В отличие от религиозного культа и основ исламской догматики, которые могут быть восприняты в законченной форме по готовым образцам и изданным за рубежом пособиям, решение светских, социально-политологических проблем, своего образа жизни казахстанские мусульмане должны искать сами, ибо за них этого никто сделать не может. Ведь иджтихад в Казахстане – это не простое заучивание раз и навсегда установленных правил, не механическое воспроизведение опыта других, а творческий подход к нестандартным проблемам на основе постижения смысла, сути и целей ислама, освоения всего его духовного наследия и, прежде всего, мусульманско-правовой культуры.
Надо подчеркнуть, что мусульманское право выделило иджтихад не случайно, ибо он – одна из центральных категорий, стержень именно мусульманско-правовой доктрины. Не следует также забывать, что основным предметом последней являются мирские взаимоотношения людей, ключевые для казахстанского ислама. Конечно, решение проблем, вытекающих из такого подхода, значительно сложнее и требует неизмеримо большего времени, усилий и знаний, нежели перевод на казахский язык зарубежных пропагандистских брошюр об исламе. Но без этого трудно ожидать кардинальных изменений в положении казахстанского ислама, войти в современную исламскую цивилизацию, избежать вульгарной политизации ислама и его использования в качестве не цели, а средства реализации интересов, весьма далеких от истинных исламских ценностей. Пока что эту стратегическую общекультурную задачу никто всерьез не решает. Между тем освоить ислам как открытую систему, позволяющую решать многие современные светские, социально-политические проблемы мусульман Казахстана, использовать его сильные позитивные стороны могут только культурные, грамотные, знающие люди. Но, к сожалению, исламское возрожднеие в Казахстане не сопровождается ростом престижа глубоких знаний всех сторон ислама, в частности освоением потенциала мусульманско-правовой культуры.
Сегодня из чисто теоретической данная проблема очень быстро превращается для Казахстана в проблему практической правовой политики. Следует отчетливо осознать, что возрождение ислама в нашей стране, возвращение к его ценностям неизбежно ставят вопрос о признании ряда сторон мусульманско-правовой культуры, в том числе об их законодательном закреплении. Поскольку речь идет именно о мирских делах и принятии некоторых достижений исламской цивилизации всем казахстанским обществом, перспективы ислама в Казахстане во многом зависят от того, будут ли его основополагающие ценности облечены в правовую форму, сориентированы на правовые критерии.
Для Казахстана, где мусульмане составляют конфессиональное большинство, а государство имеет светский характер, на наш взгляд, правильным подходом является освоение не шариата вообще, а мусульманского права. С учетом отделения религии  от государства светская правовая система Казахстана может воспринять лишь те элементы исламского образа жизни, которые в нее вписываются, а значит, напрямую не связаны с религией. При таком условии обращение к наследию ислама будет означать использование опыта оригинальной правовой системы при соблюдении светского характера государства в Казахстане.
Другое условие освоения достижений мусульманско-правовой культуры состоит в их совместимости с общими началами казахстанской правовой системы, прежде всего конституционными. При этом речь идет не только о соответствии положений мусульманского права указанным началам, но и о том, чтобы воспринимаемые принципы и нормы гармонично вписывались в правовую систему Казахстана по своим технико-юридическим, структурным характеристикам. О том, что такая адаптация мусульманского права к параметрам других правовых систем вполне реальна, свидетельствует опыт современных исламских стран, изучение которого весьма актуально для Казахстана. Этот вопрос выходит за рамки нашего исследования. Отметим лишь, что практика «современного» мусульманского права в ряде стран Востока подтверждает возможность успешного развития правовой системы, построенной на сочетании и взаимодействии элементов, восходящих к различным правовым культурам – исламской и европейской (как континентальной, так и англосаксонской). Для нашей страны это имеет особое значение, так как помогает преодолеть искаженные представления о мусульманском праве и обосновать его совместимость с европейской, евразийской, казахстанской правовой культурой.
При соблюдении указанных условий мусульманско-правовая культура может оказаться полезной для Казахстана. Учет отдельных норм, принципов, институтов мусульманского права и включение их в правовую систему европейского образца – вполне вероятная перспектива развития казахстанского законодательства. Следует четко осознавать, что у нее не просто есть будущее в Казахстане. Более того, правовое развитие здесь в перспективе вообще вряд ли возможно без обращения к правовым аспектам шариата. В настоящее время здесь пока не стоит вопрос о практическом применении мусульманского права, не снимает с повестки дня проблему его будущей судьбы. При этом к перспективе включения элементов шариата в правовую систему Казахстана надо относиться не как к неизбежному злу, а как к естественному процессу возрождения серьезной правовой культуры, имеющей здесь вековые традиции и внесшей заметный вклад в мировое правовое развитие. В этом вопросе нет дилеммы «или шариат, или иная правовая культура». Речь может идти лишь о выборе между различными подходами к правовому пониманию шариата, об умении профессионально и цивилизованно  обращаться с мусульманским правом и использовать его достижения во благо казахстанского общества и человека. Главное, как уже отмечалось, зависит от последовательно правового подхода к отбору воспринимаемых институтов, в том числе от уважения общепризнанных норм и принципов международного права, соблюдения  прав и интересов немусульман.
Перспективным представляется и обращение к опыту решения вопросов наследования, опеки, попечительства и благотворительности в мусульманском праве.   Примечательно, что, хотя они считаются институтами личного статуса, регулирующее их законодательство во многих арабских странах распространяется на всех граждан вне зависимости от конфессиональной принадлежности и не воспринимается как закрепление религиозных постулатов. Такой подход косвенно потверждает правовой характер указанных институтов.
В гражданском и коммерческом законодательстве Казахстана могут найти свое место отдельные виды сделок, детально разработанные в мусульманском праве, в том числе относящиеся к банковской деятельности. В последние десятилетия исламские банки получили распространение не только в мусульманском мире, но и в некоторых западных странах, например, в Великобритании и Люксембурге. Казалось бы, мусульманское право, известное запретом на получение процентов за предоставление кредита или просрочку погашения долга, абсолютно несовместимо с современным коммерческим оборотом. Однако занявшие несколько лет сравнительно-правовые исследования привели к тому, что сделкам, осуществляемым исламскими банками, была придана форма, которая, с одной стороны, соответствует требованиям европейского банковского права,  а с другой – не отходит от основополагающих принципов мусульманского права.
Перечень примеров возможного использования мусульманско-правовой культуры может быть продолжен. В этой связи применительно к регионам Казахстана, где перспективы мусульманско-правовой культуры просматриваются отчетливо, целесообразно детально изучить наследие мусульманского права и его новейшие концепции, выбрав из них то, что отвечает правовым критериям Казахстана и может быть востребовано казахстанской правовой системой и правовой политикой.
Известно, что ислам в целом стоит на стороне законопослушания и лояльности по отношению к власти, готовой уважать разделяемые им ценности. Большинство из них созвучно современным правовым системам и не противоречит принципам казахстанского права. Поэтому от признания достижений мусульманско-правовой культуры, включения некоторых из них в действующее законодательство выиграют не только мусульмане, но и иные конфессии, казахстанское общество в целом. 
Овладение мусульманско-правовой культурой может оказаться небесполезным для отношений Казахстана с исламскими странами СНГ и исламским миром вообще. Мусульманско-правовая культура может стать важным фактором взаимопонимания и доверия, в том числе и для миротворческих усилий Казахстана в этих странах, например, в Кыргызстане, Таджикистане. В то же время данная культура может быть использована для нейтрализации экстремизма и терроризма под флагом ислама, поскольку мусульманское право по своим принципам несовместимо с насилием и нетерпимостью. Иными словами, это право в состоянии быть союзником Казахстана в его политике в Центральной Азии и других регионах мира.
Надо отметить, что правовая культура Казахстана отражает идейно-правовое состояние казахстанского общества на определенном историческом этапе, характеризует уровень правосознания, знание права, уважение к законам.
В связи с этим возникает вопрос, каково же соотношение правосознания и правовой культуры в Казахстане?
Правовая культура Казахстана – явление более широкое и «качественно насыщенное», чем правосознание казахстанцев. Она охватывает правосознание населения в единстве с формами его проявления. Ее всегда следует связывать с оценкой уровня знаний и понимания, с развитостью взглядов, представлений, убеждений, настроений, чувств казахстанцев относительно права, законности и с практическим поведением субъектов. Другими словами, правовая культура Казахстана – это единство правовых знаний, оценок и поведения казахстанцев.
Уровень правовой культуры Казахстана определяется уровнем правосознания, степенью его прогрессивности, масштабом и глубиной юридического образования в стране, профессиональной подготовкой юристов, степенью развития правовых, политических наук, правового, политического мышления. Отсюда те требования, которые предъявляются сегодня к реформируемым политическим, правовым отношениям Казахстана. Без изменений в правовом, политическом мышлении казахстанцев провести реформу всей казахстанской правовой системы нельзя.
Говоря о сложной структуре правовой культуры Казахстана, следует отметить и то, что данное понятие применимо не только индивидуально, но и к отдельным профессиональным группам, социальным слоям, к государственным и общественным органам, учреждениям и должностным лицам. К примеру, для оценки и характеристики правовой культуры Казахстана в сфере государственного управления важнейшее значение приобретает соблюдение законности, устранение злоупотребления властью, компетентность, деловитость, умение руководить, гарантированность обеспечения законных интересов и прав граждан нашей страны и т.д.
Обращаясь к выявлению места различных видов человеческой деятельности в правовой культуре Казахстана, следует выделить по крайней мере следующие ее области: деятельность непосредственно в правовой сфере и деятельность неправового характера, но связанную со сферой действия права. Понимание первой не представляет особой сложности, во втором случае – средства массовой информации,произведения литературы, живопись, кино и т.п., деятельность сама по себе к правовой культуре Казахстана не относящаяся, постоянно пополняет ее «фонды».
Правовая форма деятельности в Казахстане всегда предполагает разбирательство (рассмотрение) юридического дела; осуществляется иссключительно уполномоченными на то органами государства, должностными лицами и другими субъектами казахстанского права; выражается в операциях с нормами казахстанского права; закрепляется в сооветствующих документах; нуждается в установлении ряда гарантий; непосредственно  связана с необходимостью использования различных методов и средств юридической техники и т.д.
Структура правовой культуры личности казахстанца весьма многогранна. Здесь можно вести речь о нескольких плоскостях культуры: формах выражения, ее социально-политическом уровне, содержании и т.д.
Правовая культура Казахстана как степень свободного развития индивида проявляется, прежде всего, в его подготовленности  к восприятию прогрессивных правовых идей и законов, умений и навыков, реального права. С этих позиций она характеризуется наличием правовых культурных ориентиров. Правовая культура Казахстана –это определенный характер и уровень деятельности личности казахстанца, в процессе которой она приобретает или развивает свои правовые знания, умения, навыки. Наконец, правовая культура Казахстана может существовать и как результат культурной деятельности в сфере права, политики, т.е. как совокупность соответствующей степени политико-правовых знаний, умений, навыков личности – казахстанца. Этот способ существования правовой культуры Казахстана можно считать ее потенциалом.
К анализу структуры правовой культуры Казахстана нужно подходить также со стороны ее уровня и глубины познания правовых явлений, с позиций овладения ими. Здесь выделяются обыденный, профессиональный и теоретический уровни правовой культуры казахстанцев. Обыденный уровень правовой культуры ограничен повседневными рамками жизни казахстанцев при их соприкосновении с правовыми явлениями. С ее помощью нельзя правильно мыслить и оценить все стороны правовой политики и практики. Специфика обыденной правовой культуры казахстанцев такова, что она, не поднимаясь до уровня теоретических обобщений, используется казахстанцами в их повседневной жизни при соблюдении юридических обязанностей и использовании субъективных прав.
Правововую культуру Казахстана следует рассматривать на двух уровнях. Во-первых, на уровне общественных и правовых институтов как некоторых объективных феноменов. Мы говорим о казахстанской практике функционирования правовой системы в целом, о специфике деятельности правовых институтов. Во-вторых, на уровне группового и индивидуального правосознания и правового поведения граждан Казахстана, которое осуществляется через устойчивые нормы, ценности.
Правовая культура казахстанского общества как система взаимосвязана с внешними по отношению к ней системами, а также с системой более высокого порядка, в которую включена. Нет сомнений в том, что функционирование правовой культуры казахстанского общества детерминировано, в конечном счете, системой политических, социально-экономических отношений. Эта детерминация правовой культуры казахстанского общества вызывает к жизни такую ее функцию, как правовое обеспечение процесса становления новой казахстанской государственности.
Содержание указанной функции изменяется по мере измененияя задач на том или ином этапе реформирования казахстанского общества. Реализовываться эта функция может различными путями, в том числе благодаря формированию у казахстанского населения правовых знаний, убеждений, привычек и т.д., обеспечивающих их правомерное, социально активное поведение в правовой сфере. Здесь важна и выработка навыков правовой деятельности граждан и общества в целом, реформирование всей правовой системы Казахстана. По всей вероятности, это одна из основных функций правовой культуры казахстанского общества на сегодняшний день.
Из нее вытекают и другие функции правовой культуры среди которых можно выделить: освоение и преобразованиие правовой реальности (познавательно-преобразовательное, ценностно-нормативное, правовоспитательное, коммуникативное).
Познавательно-преобразовательная функция правовой культуры казахстанского общества связана с задачей построения правового государства. Познание правовой реальности Казахстана предполагает учет тех кризисных процессов, которые протекают в экономике, политике и обществе. Начавшаяся реформа предполагает и использование возможностей такой функции правовой культуры казахстанского общества  как освоение и преобразование правовой реальности.
Ценностно-нормативная функция правовой культуры казахстанского общества направлена на обеспечение устойчивого, слаженного, динамичного и эффективного функционирования всех элементов правовой системы Казахстана. Правовая культура связана не только с отражением правовой реальности, но и с активным обратным воздействием на нее. Эта функция правовой культуры  реализуется с помощью норм права, усвоение которых необходимо каждому гражданину для успешной адаптации в рамках государства. Нормативная сторона правовой культуры казахстанского общества включает широкий круг требований, которые предьявляются к духовному миру казахстанца, его нравственно-правовым качествам, знаниям, правовым убеждениям и т.д.
Воспитательная функция правовой культуры казахстанского общества выражается в формировании правовых качеств личности казахстанца. Превращение правовых предписаний, норм права в привычку, в естественный регулятор деятельности казахстанца гражданина предполагает, что они усвоены личностью казахстанцом, стали ее внутренним убеждением. О степени усвоения норм права можно судить по реальному поведению казахстанца гражданина в различных правовых ситуациях. В этом смысле культура правовой деятельности личности казахстанца есть культура ее поведения в правовой сфере.
Личность в Казахстане должна характеризоваться ярко выраженной правовой ориентацией, знанием и пониманием права. Правовая культура казахстанского общества должна способствовать формированию правовой культуры личности  казахстанца, уважения к закону.
Присущие правовой культуре Казахстана идеалы, правовые нормы, принципы, традиции предполагают консолидацию членов казахстанского общества, концентрацию их усилий на решение задач построения правового государства. Правовая культура Казахстана обеспечивает социально-политическое сплочение людей. Она позволяет не только осуществлять правовое общение между гражданами, но и регулировать их взаимоотношения в правовой сфере.
С нашей точки зрения, в постсоциалистическом Казахстане начинают реализовываться базовые ценности, принципы и нормы современных демократических цивилизованных правовых систем, создающих условия для гражданской идентификации и гражданской самореализации. Эти принципы и нормы изложены в Конституции Республики Казахстан, в конституционном, гражданском и иных отраслях права.
Совершенствование правовой политики Республики Казахстан под воздействием социального прогресса и правильной государственной политики способствует росту правовой культуры населени. 
Правовая культура Казахстана, таким образом, выражает по существу социально-политическую связь и взаимодействие индивида, государства и общества, и в этом своем качестве такая оценка выступает как политическая характеристика правовой культуры страны. И еще. Правовая культура Казахстана по существу выступает выражением, отражением как сущности содержания и функций правового государства, так и результатом осуществления правовой политики Республики Казахстан, в основе которых лежит воспитание правовой культуры населения.

Галымжан АБСАТТАРОВ, 
кандидат политических наук, 
зам.декана исторического факультета 
КазНПУ им.Абая

1356 рет

көрсетілді

0

пікір

Біздің Telegram каналына жазылыңыз

алдымен сізді қызықтыратын барлық жаңалықтарды біліңіз

ПІКІР ҚАЛДЫРУ

Сіздің электронды пошта жарияланбайды. Қатарды міндетті түрде толтырыңыз *

TENGE MONITOR №15

15 Сәуір, 2021

Жүктеу (PDF)

Редактор блогы

Рымтай сағынбекова

“TENGE MONITOR” газетінің Бас редактордың міндетін атқарушы